Главная

Витаутас Ландсбергис, первый фактический руководитель Литвы после восстановления независимости - за свободную Россию. Ту Россию, которую мы проебали.

9 августа Умер Сергей Ковалев. Один из последних могикан. Возможно, самый последний. Из той плеяды, которая продолжала великую, самобытную и пока что безуспешную традицию русской демократии.

В то время, когда Литва возвышалась к свободе, они были с нами. В роковом январе 1991 они собирали сотни тысяч голосов на площадях городов России, которые гласили: «Руки прочь от Литвы!», «Сегодня – Литва, завтра – Россия».

И это не сон. Реальность. Тогда.

Еще до январских событий в первых рядах стояли Андрей Сахаров, Валерия Новодворская, Юрий Афанасьев, Сергей Ковалев, а также Галина Старовойтова, которая впоследствии была убита.

А за их плечами — тени тех, кто еще во времена сословной монархии и даже в условиях крепостничества, искал светлого будущего для своей страны: декабристы, аристократы с совестью – такие, как Лев Толстой.

В Литве тоже была аристократия русского происхождения, которая взращивала культуру страны, распространяла знания, становилась частью Литвы, например, графы Зубовы. Были и философы, мыслители, искусствоведы. Среди них Карсавин, Сеземан, Воробьев. Это Россия, с которой мы вместе строили лучший мир и духовно богатую Литву.

Разумеется, все эти имена не имеют никого отношения к той имперской, агрессивной системе, которая захватывает земли, охотится на людей и становится несчастьем для всей Европы. Лучшую Россию нужно защитить от угнетающей ее, воинствующей сталинской модели — «хорошо, когда нас все боятся».

А благородные, светлые русские, которых их бестолковая власть зачастую преследует, вешает на них ярлыки «иностранных агентов», – это идеалисты, оплот будущей благородной России. Они – другая Россия.

Здесь проходит линия размежевания между ценностями. И всякий раз, когда звучит вопрос: «Ты за Россию или против России?», – он заведомо запутывает. Скажите мне, какую именно Россию вы имеете ввиду? Я – за Россию Сергея Ковалева.

Существует ли шанс, что болеющая сегодня Россия откажется от своих иллюзий глобального господства, станет продуктивной, открытой к сотрудничеству и творческой частью демократической Европы? Мы верим, что это случится. В ином случае никакой России не будет, а останется лишь придаток Китая.

Декабристы, которые почти 200 лет назад устроили смелое восстание с целью свержения самодержавия, верили в будущее.

«Товарищ, верь: взойдет она, Звезда пленительного счастья, Россия вспрянет ото сна, И на обломках самовластья. Напишут наши имена!»

Среди этих имен непременно будет и имя Сергея Ковалева.